В начало » Искусство ислама

Повседневная жизнь гарема

19 февраля 2014 Нет комментариев

Повседневная жизнь гарема османского султана оживает в миниатюрах и поэзии Востока.

Повседневная жизнь гарема
Гарем османского султана. Дворец Топкапы.Повседневная жизнь гарема османского султана оживает в миниатюрах и поэзии Востока. Образ женщины, женская красота воспевается в поэзии времён султана Сулеймана Великолепного. Турецкие ткани помогут представить воочию как в действительности могла выглядеть Хюррем султан.

Гарем в традиции – это святилище дома. Татары, например, не употребляли в разговоре слов «дочь», «жена». Когда же нужно было упомянуть лицо женского пола, то они употребляют иносказания: «население моего дома», или «короткие ноги», или «жители моего гарема». Слово «гарем» соответствует русскому слову «святилище», «сераль» — слову «дом». Следовательно, «гарем-сераль» можно перевести как «святилище дома».

Сцена рождения в гареме. Конец 18 в. Коллекция турецкого искусства в музее искусств Лос-Анджелеса.Единственными свободными в гареме османского султана женщинами были рожденные от султана принцессы – дочери, а также сестры правителя. Поскольку ислам запрещал порабощение мусульман, женщинами – наложницами в гареме османского правителя были в основном иностранки.

Красивая женщина как мечта, ради которой стоит жить. Образ женщины, женская красота в поэзии времён султана Сулеймана Великолепного: поэты Хафиз, Бакы, Пир Султан Абдал. На одном из старинных медных чойдишей есть вычеканен­ные стихи Хафиза: «По возможности встречайся с умными людьми или красавицей нежной, луноликой, если из этих двух хотя бы одно не найдется, не трать времени напрасно – живи одиноким».

Женщины в бане. Османская миниатюра 18 в. Коллекция Стамбульского университета.У «хакана (короля) турецкой лирики» Бакы (1527 – 1600), с 1555 г. – придворного поэта султана Сулеймана Великолепного, можно уловить представления о женской красоте во времена султана Сулеймана. Образ женщин в искусстве поэта Бакы – идеал придворной османской камарильи, опиравшейся на военную аристократию. Лирика Бакы вполне созвучна беспечной жизни столичной аристократии, далекой от кровавых полей сражений. Она воспевает «любовь, вино, цветы, весну» и т. д.:

                                                                       Двух щечек белизна с водой бесценной схожа,

Кофе в гареме. Национальная библиотека. Париж.И шея у тебя с морскою пеной схожа.

На щечках вязь пушка, и эта вязь, быть может,

С узором мудрых книг, книг совершенных схожа.

Ты видишь: стынет кровь в моих глазах, о боже.

Быть может, их печаль с напитком пенным схожа.

                                    Мне снится день и ночь сиянье нежной кожи

                                                   Любимой, чьё лицо с луной степенной схоже…

                                                    И родинка её для нас священна тоже,

Левни. Музицирующие молодые женщины. 1720 г. Музей Топкапы. Стамбул. И с амброю она благословенно схожа.

Еще один поэт 16 в. Пир Султан Абдал (псевдоним; настоящее имя Хайдар) создает прекрасный образ женщины в своих стихах. Жизнь его была далека от двора султана Сулеймана Великолепного. Хайдар руководил восстанием кызылбашей в Анатолии. Его схватили, бросили в тюрьму и повесили. Но и в его жизни нашлось место стихам о прекрасной женщине:

Твой розовый, твой нежный рот – хорош,

                                         И стройной шеи поворот – хорош,

                                    И родинка – милее не найдешь,

                                                    Ты для любви проснись, я говорю…

Левни. Молодая дама. Миниатюра. Первая половина 18 в. Музей Топкапы. Стамбул.Столь разные жизни прожили два поэта, но создали одинаковые по своей тональности и представлениям о женской красоте стихотворения. Наглядно эти женские образы  можно увидеть в миниатюрной живописи Левни – великого османского художника 18 ст. Женщины гарема османского султана на миниатюрах Левни  — «черноокие» и «луноликие», у которых «бровь – полумесяц, родинка — звезда».

 Левни. Молодая спящая женщина. 18 в. Музей Топкапы. Стамбул.Что носили женщины гарема, например, во времена Хюррем султан, сказать трудно. Каковы были платья Хюррем султан? Сохранились достоверные изображения женской одежды лишь 18 в. К 16 в. относится  верхнее женское платье из музея Топкапы, принадлежавшее Айше Султан (ум. 1605 г.). Но можно привлечь данные о тканях, которыми славилась в то время Османская империя.

Женская одежда, принадлежавшая Айше Султан (ум. 1605 г.). Музей Топкапы. Стамбул.По внешнему виду турецкие ткани 16 – начала 18 в. были исключительно богаты и разнообразны. Это в немалой степени объясняется тем, что в их декорировке широко применялась золотая и серебряная нить, главным образом для фона рисунка. В орнаментике преобладали излюбленные рас­тительные мотивы: удлиненные, изогнутые зубчатые листья, тюльпаны, лотосы, гвоздики и розы, трактованные в стиле, уже знакомом нам по кера­мике. Композиции основывались на бесконечном варьировании всех этих элементов; фантазия художников была неисчерпаемой, и вряд ли когда-либо удастся учесть все существовавшие варианты. Были среди них, однако, и особенно распространенные. Одна из таких схем в виде сетки из заострен­ных овалов, заполненных мелким растительным узором, напоминает росписи изразцовых панно. В другой схеме основное место занимают равномерно располагавшиеся по поверхности вьющиеся стебли с цветами и листьями. И, наконец, применявшейся только в ткачестве была композиция с боль­шими светлыми гвоздиками (иногда называвшимися «опахалами»), кото­рые четко рисуются на темном, чаще всего красно-малиновом фоне.

Кроме растительных мотивов, ткани орнаментировались двойными волнистыми полосками и тремя кружками,Кафтан. 16 в. Музей Топкапы. Стамбул. восьмиугольными и шестиуголь­ными звездами, и кругами, что опять-таки сближает их с керамикой.

Это явление не было случайным, так как рисунки, подготовленные стамбульскими придворными живописцами, использовались не только мастерами Изника, но и ткачами. Общим источником, видимо, объясняются и очень редкие включения в орнаментацию фигур животных и птиц – оле­ней или ланей, павлинов, попугаев, стилистически весьма близких изобра­жавшимся на керамике.

Молодая женщина в голубом. Конец 16 в. Коллекция турецкого искусства в музее искусств Лос-Анджелеса.Представим себе Хюррем султан, луноликую красавицу, в платье-халате с фантастически ярким и дивным растительным рисунком. Наиболее близка времени Хюррем султан миниатюра конца 16 в. с изображением девушки в голубом верхнем платье-халате с широкими по локоть рукавами и поясом. Эта уникальная миниатюра хранится в коллекции турецкого искусства в музее искусств Лос-Анджелеса.

Кофе, музыка, хамам, сон – вот прелести повседневной жизни гарема, о которой повествуют памятники восточной  миниатюры. На редкой миниатюре 18 в. мы видим сцену рождения ребенка. В комнате с большими окнами сидит на родильном кресле женщина. Несколько женщин окружили её, кто-то переговаривается между собой, все наблюдают за роженицей. Акушерка принимает роды. На другой миниатюре молодая женщина принимает чашечку кофе, вот – женщина спит. Это турецкий аналог «Спящей Венеры» Джорджоне. Прекрасная музыка услаждает слух правителя в исполнении молодых музыкантш, которых изобразил Левни на другой миниатюре. Слышится журчащая вода в фонтане – сцена хамам в миниатюре 18 в. из собрания Стамбульского университета. Турецкая миниатюра передаёт атмосферу гарема османского султана, позволяет по крупицам восстановить характер и особенности повседневной жизни гарема во времена правления султана Сулеймана Великолепного.

Запись закрыта для комментариев.