Главная » Искусство ислама

Влияние сельджукского стиля на исламскую архитектуру Крыма ХV — ХVІ веков

30 мая 2011 Комментариев нет

Эрзурум. Турция.

А.А. Шарибжанова

Харьковский национальный университет имени В.Н. Каразина

Аннотация. В статье формулируется понятие «сельджукский стиль», анализируются его локальные варианты. Делается вывод о необоснованности распространенного в литературе тезиса о сельджукском стиле как о ведущем элементе в исламской архитектуре Крыма ХV — ХVІ вв.

Ключевые слова: Крым, татары, тюрки, сельджуки, кочевники, мавзолей, дюрбе.

Анотація. Шарібжанова Г.О. Вплив сельджукського стилю на ісламську архітектуру Криму ХV – ХVІ століть.У статті формується поняття «сельджукський стиль», аналізуються його локальні варіанти. Робиться висновок про безпідставність поширеної в літературі тези про сельджукський стиль як про провідний елемент в ісламській архітектурі Криму ХV – ХVІ ст.

Ключові слова: Крим, татари, тюрки, сельджуки, кочівники, мавзолей, дюрбе.

Summary. Sharibzhanova А.А. Influence of Seljuk style on Islamic architecture of Crimea ХV — ХVІ centuries. The concept «style of Seljuk» is formulated, its local variants are analyzed in article. The conclusion about groundlessness of the thesis extended in the literature about style of Seljuk becomes as about a leading element in Islamic architecture of Crimea ХV — ХVІ centuries.

Keywords.: Crimea, Tatars, Turks, Seljuk, nomads, the mausoleum, durbe.

Постановка проблемы и анализ последних исследований. Искусство ислама Крыма формируется с начала проникновения в 20-х гг. ХІІІ в. на его территорию татар. Однако целостной картины относительно его особенностей, становления и развития на протяжении ХІІІ – ХVІІІ вв. не имеется. Это связано, прежде всего, с отсутствием такой группы памятников изобразительного искусства, с помощью которой можно было бы комплексно рассмотреть данный вопрос. До нашего времени дошли лишь отдельные памятники той или иной группы изобразительных искусств. Датировка многих из них затруднена, поскольку они подвергались неоднократной реконструкции[3]. О других памятниках искусства нам известно лишь по старинным гравюрам, фотографиям, из сообщений путешественников, которые описывали Татарию в ХIII – ХVII вв.[8]

Понятия «сельджукский стиль», «сельджукское влияние» чаще других встречаются в литературе в связи с происхождением крымско-татарских памятников. Они довольно условны, поскольку не ясно всё же, что подразумевают под «стилем» Сельджуков, какую именно линию искусства Сельджуков авторы рассматривают. Так, кроме малоазиатских Сельджуков, создавших Конийский султанат, существовали и другие ветви этой династии. Не следует забывать об иранских Сельджуках (1032—1186 или 1040—1157) и их стиле, который известен благодаря Мелик-шаху (1072 – 1092) и его визирю Абу Али Хасану (Низам ал-Мульк). Именно в этой период сформировалась классическая культовая архитектура исламского Ирана, на традиции которой повлияли парфянское (247 (209) г. до н. э. – 224 г. н. э.) и сасанидское зодчество (ІІ – VІІ вв.). Воплощением стиля иранских Сельджуков стала пятничная мечеть в Исфахане (1088). Возможно также, что речь шла о среднеазиатских Сельджуках (Мерв, современная Туркмения). Правлениесултана Санджара (1114 (1118) – 1157) в Мерве было прославлено не только творчеством поэтов Муиззи, Амида Камали, Али Аухададеин Энвери, поэтесы Махисти, работой в султанской обсерватории Омара Хайяма, но и светским строительством (дворец в Мерве с парком типа «чарбаг»), а также культовым зодчеством (мавзолей султана Санджара в Мерве (40-50-е гг. ХІІ в.)[6].

Целью статьи, с учетом обозначенной выше специфики историографии и источниковедческой базы, является формулировка понятия «сельджукский стиль» и выявления его черт в искусстве ислама Крыма ХV – ХVІ вв., т.е. времени правления сначала в Кырк-Оре (Чуфут-Кале), а затем в Бахчисарае династии Гиреев (Гераев). Объектом исследования являются крымско-татарские дюрбе (мавзолеи над останками знатных лиц Крымского ханства): их композиция, конструктивные решения, декоративное убранство. К ним отнесем группу портально-купольных мавзолеев ХV – ХVІ вв., представленную дюрбе Джанике-ханым на плато Чуфут-Кале вблизи Бахчисарая, и дюрбе в Салачике, современном пригороде этой древней столицы Крымского ханства.

Результаты исследования. Дюрбе на плато Чуфут-кале по традиции называют дюрбе «Джанике-ханым» (начало ХVI в.). Это центрическое восьмигранное сооружение, перекрытое черепичной крышей, к которому пристроен портал (пештак). Портал образован пилонами, которые венчает мощная арка. Портал вместе со сводчатым входом в мавзолей (в литературе это сочетание получило название айвана) оформлен изнутри боковыми нишами. Пилоны украшены так называемой «сельджукской цепью», а ниши сводчатого входа – сталактитами. Следует отметить, что свое классическое завершение идея иранской мечети с четырьмя айванами получила именно в эпоху Сельджуков (1032—1186 или 1040—1157).

Мавзолей первых крымских ханов в Салачике (вторая половина ХV – середина ХVI в.) является еще одним портально-купольным сооружением, вход в который также оформлен в виде айвана. Композиция и декоративные украшения этого дюрбе сходны с мавзолеем Джанике-ханым, из прежнего же убранства интерьера мавзолея в Салачике сохранился лишь обрывок цепи для подвески светильника, свисающий из центра купола [3,C. 5-6].

Чтобы подтвердить или опровергнуть тезис о значительной роли сельджукского стиля в сложении искусства ислама Крыма, обратимся к выявлению тех элементов, из которых складывался «сельджукский стиль». Стиль, как известно, должен отражать в концентрированном виде с помощью многочисленных художественных особенностей, не важно, относятся они к архитектуре или к одежде, духовную культуру и исторические корни народа, его создавшего.

Итак, в 20-х – 30-х гг. ХI в. кочевники тюрки-сельджуки, родиной которых является арало-каспийский регион, вторгаются в земледельческие оазисы Амударьи, принимают ислам и продвигаются в Хорасан [2, С. 51; 12, С. 28; 5, С. 154], нападая на территории, которые принадлежали на тот момент также тюрку по происхождению Махмуду Газневи (998-1030). Уже в период царствования его старшего сына Масуда (1030 – 1041), в 1040 г., Газневиды были разбиты сельджуками под Денданканом. Хорасан полностью оказался в руках Сельджуков: Тогрул-бек (1038—1063) стал править в Нишапуре, а его брат Чагры-бек – в Мерве. Между тем тюрки- сельджуки продолжали распространять свою власть на запад. С 1040 по 1050 гг. они захватили крупные города Ирана: Рей, Исфаган, Хамадан (Рей некоторое время был столицей Тогрул-бека, в 1051 г. столицей избрали город Исфахан). В руках Сельджуков оказались также Хорезм и Герат. В 1059 г. они завладели Балхом. В 1055 г. Тогрул-бек захватил Багдад [5, С. 158] и провозгласил себя халифом. Подобно всем тюркам, он стал ревностным сторонником суннитского ислама. Багдадские Сельджуки владели огромными территориями и уже при Мелик-шахе (1072 — 1092) границы их владычества простирались от Средиземного и Мраморного морей до Кашгара, от Аральского моря до Персидского залива, т.е достигли границ Ахеменидской Персии (558-330 гг. до н.е.) [5, С. 159].

Однако Багдад был не единственным центром Сельджукской империи. Правителем восточной части Сельджукского государства стал султан Санджар ((1114) 1118 – 1157). Его столица Мерв превратилась в крупный торговый и культурный центр. В его владение входили Хорасан, Систан (Сеистан), Хорезм, Мервский оазис, вассалами были караханидские правители Мавераннахра. Однако после поражения, которое потерпели войска Санджара в Катванской битве (в 1141 г. около Самарканда), его государство потеряло былую силу и вскоре распалось [11, С. 96-97].

Не следует путать иранских Сельджуков (1032—1186 или 1040—1157) с другой ветвью тюрков, которая под руководством Алп-Арслана, преемника Тогрул-бека, захватила анатолийское плоскогорье. После победоносной битвы у Манцикерта в 1071 г. над армией византийского императора Романа IV Диогена эти сельджуки создали султанат в Руме [12, С. 28], известный как Конийский султанат.

Сельджуки были кочевниками, тюрками по происхождению, элементы культуры которых следует искать в наиболее устойчивых к внешним влияниям памятниках. Ими можно считать погребальные сооружения, тип которых сложился в Закавказье, Малой и Средней Азии и отражает именно кочевое происхождение культуры сельджуков, что и является отличительной особенностью их стиля в архитектуре уже ислама. Так, путь продвижения этих кочевников из арало-каспийского региона в Закавказье, Малую Азию и земледельческие оазисы Средней Азии отмечен появлением на этих территориях своеобразных мавзолеев, которые часто разрабатывались как многогранная или каннелированная башня с конусообразной крышей [7, С. 13]. В подобной конструкции крыши можно увидеть образ шапки кочевника или воспоминание о древнем способе захоронения кочевников в курганах. Конструкции такого типа мавзолеев не встречаются на Ближнем и Среднем Востоке потому, что тюрки-сельджуки восприняли здесь иную, местную, древнюю, восходящую к античной традиции, линию сооружения погребальных построек (к ним относятся портально-купольные конструкции Хорасана, близкие по типу татарским мавзолеям Крыма ХV – ХVІ вв.).

Примером «башенных» и «кубических» мавзолеев с конической крышей в Закавказье являются памятники Азербайджана, территория которого была включена во второй половине ХI века в состав империи «великих Сельджуков» [1]. Среди них – мавзолей Юсуфа, сына Кусейира в Нахичевани, 1162 г. (мастер Аджеми, сын Абу-Бекра, ан-нахичевани), мавзолей Гунбад-е Сурх в Мараге, 1147 или 1148 г. (мастер Бекр-Мухаммед). Для Малой Азии – это памятники Конийского султаната ХІІ – ХІІІ вв., например, в Эрзуруме, Конье.

Этот тип мавзолеев, несмотря на падение в ХІІІ в. Конийского султаната и империи Сельджуков, монгольское завоевание, сохранился в неизменном виде к ХV веку в Азербайджане (например, мавзолей дервиша в Баку, ХV в.).

Свое наиболее зрелое архитектурное воплощение шатровая композиция получила в постройках Ургенча (современная Туркмения) — столицы государства Хорезмшахов (995 – 20-е гг. ХІІІ в.). Лишь два памятника сегодня высятся на развалинах Ургенча, этой древней столицы хорезмшахов. Один из них в народе носит имя видного ученого-энциклопедиста XII в. Фахреддина Рази (на самом деле погребенного в Герате), а второй – шейха Шерефа. В действительности оба памятника были возведены для могущественных Хорезмшахов — первый для Атсыза (1128—1156), либо Иль-Арслана (1156—1172), второй — для султана Текеша (1172—1200) [11, С. 125-126].

Данный тип сооружений не случайно получил свое развитие именно в Хорезме. Эта область издавна бала пограничной, где земледельческие оазисы перемежались с кочевыми хозяйствами. В геродотовы времена в Трансоксиане проживали ираноязычные, родственные европейским скифам Причерноморья кочевые народы, известные как саки, массагеты, дахи. Именно сражение с саками стало фатальным для Кира, основателя Ахеменидской Персии. В ІІІ в. до н.э. – V вв. н.э. здесь существовало государство Кангюй, жителей которого отождествляют со средневековыми печенегами [4] (пацинаки или баджнак [10, С. 22]). Территория Хорезма с его кочевым населением пережила и эпоху великих тюркских каганатов (сер. VІ – сер. ІХ в.), и владычество тюркской Газневидской династии (999 – 1151 (1187)), в эпоху зрелого средневековья — сельджукское правление, не смогла устоять лишь против монгольских завоевателей.

Еще одним центром сложения исламского конического мавзолея в Средней Азии могли быть территории античной Бактрии (среднее течение Амударьи и Сырдарьи) и Семиречья (юго-восточный Казахстан). Так, А.Н. Берштам, Б.Н. Засыпкин полагали, что портальная архитектура и резная терракота, появившиеся в архитектурном декоре Семиречья, принесены в Среднюю Азию тюркскими племенами в эпоху Караханидов (90 гг. Х в. – ХІІ в.) и получили дальнейшее свое развитие у согдийцев Семиречья, затем в Мавераннахре и далее на всем Среднем и Ближнем Востоке [9, С. 19].

В пользу этой точки зрения говорят памятники эпохи господства династии Караханидов или Илекханов в Средней Азии (их столица находилась в Бухаре, Узбекистан). Мавзолеи, построенные при Караханидах также имели конические завершения. Так, мавзолей Бабаджи-Хатун (Х-ХІ вв.) – это купольно-центрическое, квадратное в плане сооружение из жженого кирпича, перекрытое внутри полусферическим сводом, опирающимся на тромпы. Но снаружи звездчато-сомкнутый свод покрыт конусообразным 16-гранным куполом, покоящимся на граненом призматическом барабане [9, С. 18].

В ХІІ в. при Караханидах в долине р. Кара-Кенгир (Карагандинская обл.) началось строительство мавзолея Алаша-хана (ХІІ-ХІV вв.). Хотя это здание является портально-купольным, внутри стены квадратного мавзолея оформлены глубокими нишами в каждой стене (вспомним ниши крымских дюрбе, которыми были оформлены стены пилонов). Кочевая стихия проявляет себя и в орнаменте, которым украшены наружные стены мавзолея Алаша-хана: он выполнен из фигурных кирпичиков в форме треугольников, квадратов и елочек, напоминающих кереге – деревянный остов юрты [9, С. 18].

Выводы и перспективы дальнейших исследований. Сравнение мавзолеев Крыма ХV – ХVІ вв. с описанными выше памятниками сельджукского стиля позволяет сделать вывод о том, что в Крыму складывается совершенно иная по духу, т.е. по стилю, портально-купольная композиция мавзолея, отличительной особенностью которой является не коническое завершение, а вход, оформленный с помощью айвана. Эта композиция могла отражать историю и духовную культуру не имеющих отношения к кочевникам-сельджукам оседлых народов, создавших портально-купольные мавзолеи Центральной Азии (их изучение необходимо для разрешения проблемы происхождения исламских мавзолеев Крыма ХV – ХVІ вв., но не входит в предмет исследования данной статьи). Поэтому говорить о влиянии на архитектуру крымских дюрбе ХV – ХVІ вв. сельджукского стиля, который отмечен, прежде всего, духом кочевой культуры и искусства, не следует. Нужно отметить лишь то, что на сложение декоративного убранства крымских дюрбе повлиял локальный вариант сельджукского стиля — изобразительное искусство Конийского султаната. В частности, составляющими художественного образа крымских дюрбе стали легко узнаваемые конийские декоративные элементы (например, «сельджукская цепь»).

Литература:

1.Бретаницкий Л., Веймарн Б. Искусство Азербайджана ІV – ХVІІІ веков. – М.: Искусство, 1976. – 272 с.

2.Воронина В.Л. Искусство Средней Азии и Казахстана / История искусства народов СССР. В 9 т. Т.2. Искусство ІV-ХІІІ веков. – М.: Изобр. искусство, 1973. – С. 51-65.

3.Гайворонский О. Ханское кладбище в Бахчисарайском дворце. – Симферополь: ДОЛЯ, 2006. – 64 с.

4.Гумилев Л.Н. Изменения климата и миграции кочевников // Природа. – 1972. — №4. – С. 44-52.

5.Искусство Средней Азии эпохи Авиценны: Альбом /Автор текста и сост. альбома Лютфия Айни. – Душанбе: Ирфон, 1980. – 219 с.

6.Искусство Средней Азии эпохи Авиценны: Альбом /Автор текста и сост. альбома Лютфия Айни. – Душанбе, 1980. – 219 с.; Воронина В.Л. Искусство Средней Азии и Казахстана /История искусства народов СССР. В 9 т. Т.2. Искусство ІУ-ХІІІ веков. – М., 1973. — С. 51-65 ; Агаджанов С.Г. Сельджукиды и Туркмения в ХІ– ХІІ вв. – Ашхабад: Ылым, 1973. – 163 с.; Веймарн Б.В. Искусство арабских стран и Ирана VІІ – ХVІІ вв. – М.: Искусство, 1974. – 187 с.; Средняя Азия: Справочник-путеводитель /Автор текста и составитель альбома Г.А. Пугаченкова. – М., Лейпциг: Искусство, Эдицион, 1983. – 428с.; Художественная культура Средней Азии. ІХ – ХІІІ вв. Сб.ст. /Под ред. Л.И.Ремпеля. – Ташкент: Изд-во лит. и искусства, 1983. – 207 с.; Стародуб Т.Х. Реконструкция архитектурного типа раннего мусульманского дворца //Восток. – 2006. — № 5; Пугаченкова Г.А. Искусство Туркменистана. Очерк с древнейших времен до 1917 г. – М., 1967. – 327 с.

7.Миллер Ю. Искусство Турции(14-19 вв.). – М. -Л.: Искусство, 1965. – С. 13.

8.Мусульманский мир Российской империи: Альбом / Авт. -сост. Г.В. Длужневская. – СПб.: Лики России, 2006. – 304 с.; Кулаковский Ю. Прошлое Тавриды. – К.: Стилос, 2001. – 225 с.

9.Нурмухаммедов Н. -Б. Искусство Казахстана. – М., 1970. – С. 19.

10.Плетнева С.И. Половцы /Исчезнувшие народы. Сб.ст. – М., 1988. – С. 22.

11.Пугаченкова Г.А. Искусство Туркменистана, С. 96-97.

12.Стирлен А. Искусство ислама /Пер. с франц. Нетесовой Е.В. – М.: ООО «Издательство Астрель»; ООО «Издательство Аст», 2003. – С. 28.

Публикация: Вісник Харківської державної академії дизайну і мистецтв: Зб. наук. пр. / За ред. Даниленка В.Я. – Харків: ХДАДМ, 2009. — № 1. – С. 157-162. 

 

Искусство ислама

Комментирование закрыто.