Главная » Искусство ислама

Шедевр исламской архитектуры: мечеть Биби-ханым в Самарканде

2 сентября 2011 Комментариев нет

Шедевр исламского искусства: мечеть Биби-ханым в Самарканде. Фотография 1905-1915 гг.

Мечеть Биби-ханым в Самарканде — памятник тимуридского искусства, шедевр исламской архитектуры. Мечеть Биби-ханым  была построена по приказу Тимура в столичном Самарканде в 1399 — 1404 гг.  Сильно поврежденная в прошлом, современная мечеть Биби-ханым — результат реставрации.

О времени Тамерлана сохранилось немало красивых легенд. Одна из них связана с историей строительства мечети в Самарканде, которой молва присвоила имя Биби-ханым. Это легенда — о любви архитектора мечети к жене правителя великой империи — Тамерлана.

Легенда гласит, что вернувшись из победоносного индийского похода, Тимур в 1399 г. предпринял строительство соборной мечети для свершения пятничного намаза. Итак: «В воскресенье – 4 числа месяца рамадана 801 г. (1399 год нашего летосчисления), когда луна, бывшая в созвездии Льва, отвернулась от шестиугольника солнца и соединилась с шестиугольником планеты Венеры, искусные инженеры и опытные мастера в час, счастливый и предсказанный по звездам, положили основание постройке. 

Исполнители работ и проворнорукие мастера, каждый из которых был лучшим в стране и единственным в государстве, обнаружили высокие свойства ловкости и умения в укреплении устоев и возведении фундамента. Двести человек каменотесов из Азербайджана, Фарса, Индостана и других стран работали в самой мечети и 500 человек в горах упорно трудись над обтесыванием камня и отправкой его в город. Артели мастеров и ремесленников, собравшись со всех концов мира к подножию трона, прилагали каждый насколько в своей области тщательное старание. Для сосредоточения материалов 95 гороподобных слонов доставлены были стран Индии в Самарканд и пущены в дело. С помощью телег, запряженных волами, и большого числа людей волок­ши огромные камни».

Шедевры исламского искусства: мечеть Биби-ханым в Самарканде. Фотография 1905-1915 гг.Для ускорения работ Тимур поручил надзор над отдельными участками строительства разным царевичам и эмирам, старавшимся расторопностью проявить свое усердие. Портальную арку, основное здание мечети, стены и аркады строили артели мастеров, которых направлял главный архитектор, имевший объемную модель сооружения. Об этом рассказывают старые миниатюры.

Всего несколько месяцев следил Тимур за строительством мечети, но вскоре он на целые годы был отвлечен новым военным походом – на этот раз в Египет. Строительство продолжалось без него. Об этом-то периоде народная фантазия и создала несколько легенд. Рассказывали, что жена эмира красавица Биби-ханым задумала к возвращению мужа выстроить ему в подарок мечеть, которой не видывал свет. Она призвала строителей и, чтобы воодушевить их, показала им груды драгоценностей. Работа за­кипела. Уже вонзились в небо минареты, вокруг просторного двора вырос лес беломраморных колонн, и голубой купол соперничал с небесным сводом. Оставалось только замкнуть высокую арку портала. Но молодой архитектор медлил, ибо он любил Биби-ханым, а окончание строительства неизбежно означало вечную разлуку с нею. А Тимур между тем уже близился к Самарканду и в нетерпении своем слал гонцов. Биби-ханым умоляла строителя продвинуть работы, но тот потребовал невиданную по дерзости награду – права поце­ловать царицу. Рассудительная Биби-ханым, сопротивляясь, убеждала его, что женщины все одинаковы, как раскрашен­ные яйца. В доказательство чего наблюдательная царица послала влюбленному упрямцу целое блюдо разноцветных яиц, советуя очистить их и сравнить, а убедившись, угомониться и поцеловать любую придворную красавицу. Ничто не помогало! И царице пришлось уступить, подставив пре­лестную щечку. В решительный миг она успела, правда, за­слониться рукой (по другим сведениям – подушкой), но жар поцелуя был так силен, что прожег все преграды и оставил пятнышко на розовом лице Биби-ханым. Его-то, вдоволь полюбовавшись новой мечетью, тотчас и приметил вернув­шийся повелитель. Кинулись ловить искусителя, а тот, ока­залось, сделал крылья и давно улетел. Шутки шутками, но и в этом – дань восхищения искусству и мастерству архитектора замечательной мечети, делавшими его в представлении народа почти магом.

Так – в предании, а в жизни все было иначе. Вернувшись из дальнего похода, Тимур был разъярен тем, что портал его мечети был не столь величествен, как ему хотелось, и, во всяком случае, ниже стоявшего напротив медресе, построенного его главной женой Сарай-Мульк-ханым, той са­мой, которую легенда называет Биби-ханым. Почтенной жене Тимура в то время было за шестьдесят, и вряд ли ее прелести могли вывести кого-либо из равновесия.

Шедевры исламского искусства: мечеть Биби-ханым в Самарканде. Фотография 2011 г.Разгневанный Тимур велел казнить вельможу, надзирав­шего за строительством. И его тут же растерзали, проволо­чив лицом вниз по камням и выбоинам дороги. Повелитель приказал разрушить входной портал и выстроить новый. Возле фундамента отрыли ямы, разобрали кладку, чтобы устои потеряли опору и рухнули. Тимур был болен, но он повелел носить себя туда, где шли работы. «Потом он при­казывал, – пишет в своем дневнике испанский посол де Клавихо, – приносить туда вареного мяса и бросать его тем, которые работали в яме, точно как собакам; иногда он сам своими руками бросал мясо и так возбуждал рабочих, что на удивленье; иногда же приказывал бросать в ямы деньги. Над этой постройкой так­же работали день и ночь; она прекратилась, как и работы по проведению улицы, оттого, что начал падать снег».

В грязи и крови рождалось великое творение искусства. Но так или иначе, здесь был достигнут предел технических возможностей и дерзостного человеческого вдохновения. Мощная арка была переброшена над центральным проемом. Огромный двойной купол простирался на сорокаметровой высоте. Двор с колодцем окружал целый лес колонн, строившихся в четыре и девять рядов. В их тени расстилали свои коврики во время полуденного пятничного намаза де­сятки тысяч правоверных.

В широком и теперь действительно грандиозном портале, отделанном резным мрамором, были укреплены литые из семи металлов, где было золото и серебро, полотнища ворот. Когда их отворяли, тонкий металл вибрировал, и звон его вторил призывам, летящим с минаретов.

Из-под главного купола, где свет бесчисленных светиль­ников и люстр не мог рассеять вечный сумрак, со ступенча­того минбара несся мерный голос имама, читавшего священ­ные суры Корана. И все вокруг сияло: и небо, и лазурь куполов, и башни минаретов, и тысячи солнц, отраженных и умноженных в зеркалах изразцовых стен, по которым, то соединяясь, то расходясь, шел крупный и удивительно яс­ный узор. Недаром говорил Шериф-ад-дин-ал-Язди: «Если ты ищешь сравнения для арки ее максуры, ничего нельзя сказать, кроме как – Млечный путь и небесный свод. Купол был бы единственным, если бы небо не было его повторе­нием, и единственной была бы арка, если бы Млечный путь не оказался ее парой. В каждой стене, в углу ее четырех­угольника из стен, минарет вознес свою главу в сторону неба, и возглас «поистине дела наши указуют на нас» до­ходит до четырех стран света. Звук огромных врат ее, со­ставленных из сплава семи металлов, призывает молящих­ся семи климатов в дом ислама. Стены ее снаружи и внутри, а также поверхности арок нашли украшение в высеченных из камня письменах. Блеск от сияния букв и слов суры «Пе­щера» и других чудесных стихов Корана на стенах ее».

Источник: Халаминский Ю. Дорогами легенд. – М.: Сов. художник, 1967. – С. 125-128, 131

Искусство ислама

Оставить комментарий или два

Вы можете подписаться на комментарии по RSS.

Будте вежливы. Не ругайтесь. Оффтоп тоже не приветствуем. Спам убивается моментально.

Перед отправкой формы: