Главная » Искусство ислама

Организация предметно-пространственной среды Бахчисарайского дворцово-паркового ансамбля (XVI –XVIII вв.)

21 сентября 2011 Один комментарий

Бахчисарайский дворцово-парковый ансамбль. Мечеть Ханского дворца. 1740-1749 гг.

А.А. Шарибжанова

Харьковский национальный университет имени В.Н. Каразина

Аннотация. Происхождение организации предметно-пространственной среды дворцового комплекса в Бахчисарае рассматривается с привлечением материалов Азии VI в. до н.э. – XVIII в. Ключевые слова: Крымское ханство, Крым, крымские татары, искусство ислама, исламская архитектура, архитектура Крыма, садово-парковое искусство, дворцы мира, Ханский дворец в Бахчисарае.

Анотація. Шарібжанова Г.О. Організація предметно-просторового середовища Бахчисарайського палацово-паркового ансамблю (XVI – XVIII ст.).Походження організації предметно-просторового середовища палацового комплексу в Бахчисараї розглядається із залученням матеріалів Азії VI ст. до н.е. – XVIII ст. Ключові слова: Кримське ханство, Крим, кримські татари, мистецтво ісламу, ісламська архітектура, архітектура Криму, садово-паркове мистецтво, палаци світу, Ханський палац у Бахчираї.

Abstract. Sharibzhanova G. O. The organization of subject-spatial environment of Bakhchisaraj palace and park complex (16th – 18th c.). The origin of the organization of subject-spatial environment of Bakhchisaraj palace complex is considered involving materials of Asia (6th c. BC – 18th c. AD). Keywords: Crimean Khanate, Crimea, Crimean Tatars, Islamic art, Islamic architecture, the architecture of Crimea, landscape art.

Постановка проблемы и анализ последних исследований. Начало строительства Бахчисарайского дворцово-паркового комплекса относится к XVI в. К 1787 г. он был отстроен вновь после пожара, затем неоднократно реставрировался. От европейских дворцовых комплексов XVI – XVIII вв. отличает данный памятник отсутствие в нём монументальных архитектурных строений. Это в значительной мере предопределило невнимание к нему со стороны тех, кто изучает архитектуру Европы XVI – XVIII вв. Историки же исламского искусства обходят этот памятник стороной по сходным причинам: бахчисарайский комплекс уступает в пышности и великолепии убранства резиденциям иранских шахов и османских султанов [8].

С другой стороны, в работах, где речь идет о бахчисарайском дворцово-парковом ансамбле, его исследование ограничивается описанием композиции дворцового комплекса и особенностей оформления его отдельных построек [4, с. 53-86]. При отсутствии сравнительного подхода к изучению данного историко-культурного объекта часто подчеркивается тот факт, что архитектурный стиль бахчисарайского дворцового комплекса наследует традиции османского зодчества. Обращение к Корану приводит авторов и к другому распространенному обобщению. Оно сводится к тому, что архитектурный облик дворцового комплекса в Бахчисарае воплощает в камне исламскую идею рая на земле – райский сад в светской архитектуре исламских стран олицетворяют воздушные дворцовые постройки, окруженные садами с фонтанами и цветниками.

Цель статьи и результаты исследования. Анализ дворцово-парковых сооружений Азии может дать и иное представление об истоках организации предметно-пространственной среды дворцово-паркового комплекса в Бахчисарае. В XVI в., когда началась застройка дворца крымско-татарских ханов, в Азии уже сложилось несколько типов дворцово-парковых ансамблей. Дворцы Сефевидов (1502 – 1736) в полумиллионной столице (с 1597 г.) шахов Ирана Исфахане были построены как отдельные большие павильоны, казавшиеся легкими и стройными благодаря их умелому расположению посреди парка [1, с. 127]. Отличительной чертой дворцов была колоннада, которая поддерживала большие террасы: в огромном шестиэтажном дворце Али-Капу (XV в., расширен в XVII в.) колоннада украшает верхнюю половину постройки. Терраса, оформляющая фасад этого дворца, выходит на расположенный перед ним прямоугольный бассейн. За дворцом Али-Капу в специально разбитом саду находились и другие дворцовые павильоны. Один из них, Чехель-Сотун («Дворец с сорока колоннами», 1647 (1590) г.), известен росписями и мозаикой, набранной из мелких зеркальных осколков, которая буквально заливала искрящимся радужным светом выход иранского правителя.

Тип сефевидского дворца восходит к древним памятникам Центральной Азии. Террасные «висячие сады», постройку которых традиция ошибочно связывает с ассирийской царицей Шаммурамат или Семирамидой (к. ІХ в. до н.э.), были разбиты в Вавилоне еще в VІ в. до н.э. К периоду «восточной античности» относятся утопавшие в искусственных парках и садах колонные дворцовые комплексы Ахеменидов (558 – 330 гг. до н. э.) в Пасаргадах (558 – 530 гг. до н.э.) и в Персеполе (520 – 330 гг. до н.э.). Впоследствии дворец типа колонного зала на мощном цоколе из Ирана был перенесен монгольскими завоевателями в глубины Азии. Благодаря В. Рубруку известно описание дворца хана Угэдэя в Каракоруме (Монголия), построенного в 1238 г. Он назывался Тумэн-амгалан, или дворец Великого спокой­ствия. Согласно В. Рубруку, здание дворца имело высокий цоколь, ныне выступающий из-под земли, громадный зал с 64 колоннами. Пол зала был выстлан зелеными глазурованными плитками, а стены украшены фресками. Дворец венчала крыша из зеленой и красной черепицы [5, с. 61]. Собственно дворец монгольских ханов в Каракоруме близок обозначенной выше сефевидской традиции. Однако недостаточность источниковедческой базы не позволяет очертить характер предметно-пространственной среды дворцового комплекса в Каракоруме в целом.

Истоки организации предметно-пространственной среды бахчисарайского ансамбля, на первый взгляд, очень близки другому направлению в дворцово-парковой архитектуре Центральной Азии. Еще к парфянскому и раннесасанидскому периоду относится распространение в Центральной Азии композиции, где центром дворцового комплекса являлся обширный прямоугольный двор, вокруг которого группировались строения, оформленные колоннами, сводчатыми прое­мами ниш (окон), а также айванами (обширное сводчатое помещение, открытое с одной стороны во внутренний двор). В парфянском и сасанидском зодчестве айваны служили приёмными залами дворцов. Это касается, например, сасанидского дворца в Ктесифоне (Ирак), парфянского дворца Кух-и-Ходжа I в. н. э. (Иран). Во двор дворца Кух-и-Ходжа обширные сводчатые айваны выходили с запада и с востока [3, с. 99, 101]. Благодаря изучению остатков этого дворца было сделано еще одно предположение о происхождении айвана. Согласно этой точке зрения, его появление нельзя связывать с ранней арабской архитектурой или считать его месопотамским нововведением. Айванное здание появилось в Иране и Ираке парфянского времени (III в. до н.э. – III в. н.э.), очевидно, одновременно, в начале нашей эры [3, с. 144, 145]. Айван был характерным архитектурным элементом дворца и жи­лища многих районов Парфии, став классическим элементом архитектуры Сасанидского Ирана (II – VII вв.), а только впоследствии – культовой исламской архитектуры (мечети Исфахана (Иран), Бухары (Узбекистан), Герата (Афганистан) и др.). Для светской архитектуры исламских стран строительство дворцов, где доминантой также выступал айван, также стало характерно. Такие дворцовые комплексы возводились, например, в период господства в Центральной Азии тюркских завоевателей (ХІ – начало ХІІІ вв.). Двор дворца ХІ – ХІІ ст. в Мерве (Туркменистан) оформлен с помощью четырех айванов. Также распланированы близкие по времени дворец Газневидов (999 – 1151 (1187)) в Газни (Афганистан), газневидский дворец в Ляшкери-Базаре, дворец правителей Термеза (Узбекистан) [7, с. 106].

Из отмеченных особенностей дворцовых комплексов Центральной Азии в бахчисарайском ансамбле присутствует лишь одна – внутренний двор или дворцовая площадь, куда выходят многочисленные постройки. Возможной аналогией бахчисарайской дворцовой площади может выступить городской «майдан» в сефевидском Исфахане – прямоугольная площадь Мейдане-Шах (длина 512 м, ширина 159 м, площадь 9 га). Во времена Аббаса I (1587 – 1629), основательно изменившего облик этой площади, там останавливались торговые караваны, устраивались игры в поло, совершались публичные казни и проводились военные парады. Примечательной особенностью исфаханского «майдана» являются строения, расположенные по его по периметру. Это украшенные поливным декором монументальные здания. Среди них, например, особой известностью пользуется Шахская мечеть (1612 – 1630, арх. Абуль Казем (или Али-Акбар Исфахани); перестроена в XVIII – XX вв.). Её сравнение с мавзолеем Тадж-Махал в Агре привело некоторых исследователей к заключению, что над последним работали исфаханские зодчие.

Бахчисарайский дворцовый «майдан» мог использоваться так же, как и исфаханский. Однако ханский «майдан» лишен монументального окружения, постройки дворца выступают частью, далеко не главенствующей, его садово-паркового пространства. Этим он отличается от дворцово-паркового строительства Азии, восходящего к рассмотренной выше парфяно-сасанидской традиции, а также от типа городских площадей, подобной в сефевидском Исфахане. Это подводит нас к рассмотрению третьего, османского типа правительственной резиденции Азии XVI – XVIIІ вв.

Примечателен факт, что в ХV – XVII вв. отсутствие монументальных зданий было характерно только для светского строительства в Османском государстве. Примером может служить дворцовый комплекс Топ-Капу в Стамбуле, начало строительства которого относят к 1466 г. Собственно дворец Топ-Капу – первоначально небольшой деревян­ный павильон – был возведен в 1709 г. при Ахмеде III (1703 – 1730). Дворец перестраивался в 1733, 1741 и 1748 гг., а дошедшее до нашего времени величественное зда­ние из камня и дерева, решенное в строгих линиях, – новая, сменившая прежний павильон, постройка 1817 года. Среди первых построек Топ-Капу – изящно вписанный в пространство дворцового сада дворец Чинили-Кёшк («Изразцовый павильон», 1466 – 1470 гг., арх. Кемаледдин) [6, с. 15-16]. В XVII в. были построены Ереванский (1635 г.) и Багдадский дворцы (1639 г.).

Среди многочисленных садов Топ-Капу был осо­бенно знаменит «Сад тюльпанов». Во времена Ахмеда III, период правления которого турецкие летописцы даже называли «Эпохой тюльпанов», сад состоял из двух частей – «Дворца роз» и «Соб­ственного сада», где выращивалось множество самых разнообразных цве­тов. Среди них преобладали тюльпаны, которых по сведениям историков того времени насчитывалось 832 разновидности. О необычайной красоте сада поэты слагали стихи, а историк Решид с восхищением писал о блестя­щих празднествах и фейерверках, устраивавшихся в нем [6, с. 89].

Отметим, что недостаточно объяснить усилением «эстетического восприятия того или иного памятника» то особое место, которое отводилось природной среде в стамбульском Топ-Капу [6, с. 89]. На наш взгляд, она связана с кочевническим прошлым турков-османов. Именно искусство евразийских кочевников было тем источником, откуда мастера Топ-Капу изымали, например, звериные образы. Их наличие в интерьерах Топ-Капу заставило недоумевать некоторых исследователей: «на цветущих ветвях сидят птицы, а под кустом, повернув в грациозном изгибе шею, застыли олени» [6, с. 71-72]. То же можно сказать и об увлечении османской знати цветами степей – тюльпанами. В письменных источниках и памятниках искусства засвидетельствованы долго сохраняемые при дворе османских султанов обычаи кочевников. Согласно преданию, после смерти основателя будущей империи Османа его личное имущество состояло лишь из оружия, знамен, одежды, куска холста, миски с ложкой и солонки, а главным богатством были стада баранов, волов и табуны лошадей [6, с. 10]. Старый кочевнический обычай устраивать скачки и состязания по стрельбе из лука сохранялся при османском дворе вплоть до ХVIII века включительно. Об этом обычае рассказывает и миниатюра, посвященная Мураду II (1421 – 1451): на небольшой равнине среди гор установлен высокий шест с шаром на конце. Мурад II посылает верхом на скачущем скакуне в шар стрелу за стрелой [6, с. 57].

Прообразом дворцовых резиденций как османских султанов, так и крымско-татарских ханов, являются, на наш взгляд, ставки тюркских, монгольских и тюрко-монгольских правителей. Приняв ислам, основав в ряде случаев «кочевые империи», эти правители не порывали со своей культурой. Так, на юго-западе Афганистана в Бусте-Лашкаргахе (XII в.) тюркские правители из династии Газневидов с размахом отстроили зимнюю правительственную резиденцию. Дворцовый комплекс, административные здания, казармы, сады, охотничьи парки, группы подсобных помещений протянулись на несколько километров вдоль берега р. Гильменд [2, с. 156-159].

Еще не застывший в камне прототип крымско-татарского и османского дворцовых комплексов можно представить из описаний испанского посла Р.Г. де Клавихо, совершившего в 1403 г. путешествие ко двору тюрко-монгольского завоевателя Тимура (1336 – 1405). Тимур редко жил в своей столице Самарканде (Узбекистан). Он предпочитал свободно раскинутый стан на цветущем лугу, возле воды, ставший городом шатров и палаток неподалеку от Самарканда. Тимур «кочевал» со своим обширным и многолюдным двором из сада в сад, где в роскошных дворцах и шатрах устраивались пиршества и торжественные приемы послов [9, с. 110 - 111, 118].

Посол де Клавихо оставил также подробное описание шахрисябзской (Узбекистан) резиденции Тимура – развалины Ак-Сарая. Он описывает обширную и роскошную царскую палату, перед которой был большой сад с многочисленными деревьями, водоемами, специально разбитыми лугами. Вход в сад предваряло об­ширное пространство, где в летнее время у воды и под тенью деревьев размещалось множество людей [9, с. 227-229].

Вспомним также Фатехпур-Сикри («Сикри, город Победы»), столицу Великого Могола Акбара (1556 – 1605), внука Бабура, считавшего себя потомком Тимура и Чингисхана. Акбар возвел свою резиденцию недалеко от Агры. Архитектура сегодня мертвого города (предназначение многих построек Фатехпур-Сикри доподлинно не известно) также изобилует многочисленными легкими конструкциями. Плоские перекрытия, подпорки, сквозные легкие каменные перегородки напоминают традиции кочевников, укрывавшихся от непогоды и жары в юртах или палатках.

Выводы и перспективы дальнейших исследований. Истоки организации предметно-пространственной среды дворцово-парковых ансамблей в Бахчисарае и Стамбуле связаны не только с исламской составляющей их культуры. Идея о райском саде, которую и сегодня воплощают эти памятники, все же не объясняет в полной мере главенствующую роль природы в организации их предметно-пространственной среды. Строители дворцовых комплексов Османской империи и Крымского ханства демонстрируют уходящие в доисламские времена культурные традиции, связанные, на наш взгляд, с культурой евразийских кочевников, с которой были непосредственно связаны крымские татары и турки-османы.

Сравнительное изучение организации предметно-пространственной среды дворцово-паркового ансамбля в Бахчисарае свидетельствует не о влиянии османских архитектурных традиций, а о культурно-исторической, восходящей к культуре кочевников, близости крымско-татарских и османских правителей. Общность их культуры определила характерный только для исламизированных тюркских и тюрко-монгольских правителей тип правительственной резиденции.

Литература:

1.Веймарн Б.В. Искусство арабских стран и Ирана VІІ – ХVІІ вв. – М.: Искусство, 1974. – 187 с.

2.Карцев В.Н. Зодчество Афганистана. – М.: Стройиздат, 1986. – 247 с.

3.Кошеленко Г.А. Культура Парфии. – М.: Наука, 1966. – 220 с.

4.Крикун Ю. Пам’ятники кримськотатарської архітектури (ХІІІ – ХХ століття). – Сімферополь: Тавріда, 2001. – 168 с.

5.Майдар Д. Памятники истории и культуры Монголии /Отв. ред. А.П. Окладников. — М.: Мысль, 1981. – 174 с.

6.Миллер Ю. Искусство Турции (14-19 вв.). – М. -Л.: Искусство, 1965. – 167 с.

7.Пугаченкова Г.А. Искусство Туркменистана. Очерк с древнейших времен до 1917 г. – М.: Искусство, 1967. – 327 с.

8.Стирлен А. Искусство ислама / Пер. с франц. Е.В. Нетесовой. – М.: ООО «Издательство Астрель»; ООО «Издательство Аст», 2003. – 319 с.

9.Халаминский Ю. Дорогами легенд. – М.: Сов. художник, 1967. – 184 с.

Статья опубликована: Вісник Харківської державної академії дизайну і мистецтв: Зб. наук. пр. / За ред. Даниленка В.Я. – Харків: ХДАДМ, 2010. — № 7. – С. 71 – 73

Искусство ислама

Один комментарий »

  • Нияз Халит пишет:

    идеи и материалы.

    С уважением, Нияз Халит

Оставить комментарий или два

Вы можете подписаться на комментарии по RSS.

Будте вежливы. Не ругайтесь. Оффтоп тоже не приветствуем. Спам убивается моментально.

Перед отправкой формы: