Главная » Искусство ислама

Легенда о мавзолее Тюрабек-ханым

21 июня 2011 Комментариев нет

Шедевр исламской архитектуры. Мавзолей Тюрабек-ханым (Тюрябек-ханым, Суфи, Торебег-ханым,Турабекханум). 14 в.«Жизнь прекрасна. Как жаль, что она не вечна»: легенда о мавзолее Тюрабек-ханым (Тюрябек-ханым, Суфи, Торебег-ханым, Турабекханум)

Легенда гласит, будто бы некий зодчий осмелился полюбить дочь хана. Однажды он бросился в ноги повелителю и попросил руки любимой. Рассвирепевший хан между тем решил и из люб­ви извлечь для себя пользу. Он велел дерзкому возвести башню, с которой были бы видны все границы ханства.

Влюбленный мастер исполнил повеление, но, заподозрив недоброе, в последний день работы он захватил наверх до­ски, клей и бумагу. Заложив последние кирпичи, усто крик­нул вниз: «Башня готова!» Хан был доволен, минарет был необычайно высок и строен. Он крикнул мастеру: «Прыгай вниз, – останешься жив и ханская дочь будет твоя!»

Предусмотрительный влюбленный соорудил себе крылья и кинулся вниз, но ветер подхватил его и унес за тридевять земель, в Бухару. Всю жизнь добирался мастер до Ургенча. Он вернулся седобородым стариком. Прелестная Тюрабек-ханым уже умерла, и тогда зодчий, вдохновленный своей любовью, возвел над ее могилой прекрасный мавзолей.

В этой красивой сказке есть общее с легендой о Биби-ханым: и там и здесь искусный строитель улетает на крыльях: один – в Мешхед, другой – в Бухару. И там и здесь нет ис­торической правды: Биби-ханым, как мы помним, была ста­рухой, а Тюрабек-ханым была не дочерью, а просвещенной женой Кутлуг-Тимура. Однако восхищенная народная фан­тазия судила иначе, люди верили, да и верят, что только лю­бовь может воссоздать себя в красоте.

Доскональное исследование мавзолея вообще оторвало его от Тюрабек-ханым, отнеся его к более поздним, 60-м годам 13 века. Но, как ни странно, когда покидаешь этот свет­лый, сияющий красками мавзолей, тебя охватывает непонят­ное чувство грусти и утраты. Пока я возвращался по пыль­ной дороге, минуя окраины невзрачного районного городка, в памяти всплывали надписи, прочитанные в другой, более ранней, но тоже женской гробнице:

Не останется ни печали, ни радости.

 

Не останется ни празднества, ни траура.

 

Не останется ни флейты, ни...

 

Не останется ни друга, ни близкого.

 

Не останется ни болезни, ни исцеления.

 

Не останется ни раны, ни пластыря.

 

Никто не освободится от когтей смертного часа.

 

Это цепь замкнутая.

И еще, как выстраданный вывод:

Жизнь прекрасна. Как жаль, что она не вечна.

Источник: Халаминский Ю. Дорогами легенд. – М.: Сов. художник, 1967. – С. 294.

Искусство ислама

Оставить комментарий или два

Вы можете подписаться на комментарии по RSS.

Будте вежливы. Не ругайтесь. Оффтоп тоже не приветствуем. Спам убивается моментально.

Перед отправкой формы: